July 16th, 2019

Обществоведение. К теории цивилизации.



​Власть идеи – стоящая у самых истоков формирования государства и права, культуры, науки и цивилизации – возникла не «просто так», не в праздных или скучающих умах. Идеологическая власть формировалась в жестокой и упорной борьбе без правил, свойственной зоологической среде, безыдейной, но алчной и прожорливой. Становление идеологической власти в агрессивной среде биомассы – долговременный и очень драматичный процесс, отнюдь не прямой, не линейный. Вначале была биомасса, в которой все хотят сожрать всех (а если формируются стаи – то только для нападения на другие стаи, опять же, с целью их пожирания).

В этой едкой, почти кислотной среде носителям идеологий предстояло и победить, и подчинить свою силу победителей общим для всех людей принципам, то есть почти невозможное. Носители идеологии отягощены в бою массой условностей и табу, которых у зоологического бойца попросту нет. Носители идеологии добывают победу не для себя – как зоологические особи – а для своей идеи.

Поэтому храмы и только храмы могли стать и стали точками кристаллизации государства и права, науки и культуры, цивилизации и преемственности передачи информации.

Победить зоологическую прожорливость особи мог только культ, из которого и выходит культура. Когда культ ослабевал – сокровищницы храмов вместе с их архивами растаскивались внешними грабителями или внутренними приватизаторами. Чаще всего – и теми, и другими. История изобилует примерами такого «возвращения в зверство» вроде бы окультуренного и одомашненного человека.

И неспроста: ведь ситуация, если задуматься, парадоксальная. Для существования цивилизации, её развития или хотя бы простого сохранения накопленных материальных и духовных богатств – нужны Служители. Но для служителя – его собственные, личные, интересы менее важны, чем интересы чего-то, пребывающего вовне него, отстранённого от него! Это очень парадоксальная ситуация, которой не знает животный мир: ты не мир подчиняешь себе, а себя миру, добровольно жертвуешь своими интересами – ради чужих интересов.

Например, далёких потомков, которых ты не видел, которые тебе не знакомы, до которых ты не доживёшь. И про которых ты вообще не знаешь – а будут ли они?! А вдруг завтра упадёт метеорит, и человечества не станет? А ты всё равно свои текущие интересы приносишь в жертву потомкам, веря (ключевое слово – «вера»), что они будут. Знать-то ты этого не можешь, а вот верить – можешь. На том и стоит выбор человека, который пишет книги, вместо того, чтобы идти воровать. Вообразите енота, который вместо того, чтобы потрошить бачки возле человеческого жилья сел бы книги писать! Не получается?! А как же у человечества – при всех его ордах и налётчиках – получилось?

Конечно, цивилизация с её многовековой накопительной преемственностью – не могла бы возникнуть в обществе эгоистов и смертопоклонников.

Ведь хранить чего-то для будущего «после тебя» не только скучно для эгоиста, но и очень затратно! Чтобы сохранить для потомков многовековые накопления коллективного разума цивилизации – нужно очень многим жертвовать в текущем потреблении. А современные смертопоклонники попросту не заводят детей, чтобы не тратиться на них – чего уж говорить о бремени ковчега многовекового культурного наследия?!

Динамика проста и нам очевидна:

Collapse )

101 год назад. День монархии



Вспомним простые факты.
В Англии казнили тамошнего короля. После этого Британия стала на полтора столетия "мастерской мира", самой развитой и передовой страной планеты.
Во Франции казнили тамошнего короля. После этого на два десятка лет Франция стала сильнейшей державой Европы, а потом оставалось одной из ведущих стран мира.
В России казнили царя. После этого СССР стал одной из двух мировых сверхдержав.
В Китае императора не казнили, однако продержали сколько-то лет за решёткой. Но китайцы могли себе позволить такую роскошь — там не было прямой угрозы реставрации. Сейчас Китай уже стал "мастерской мира", и медленно, но верно становится ведущим государством планеты.Collapse )